+7(495) 921-22-65 (мн)

         


website clock часы на сайт

Оплата производится в рублях по курсу ЦБ+2% на день оплаты подробнее
Курс валюты: курс Доллара и Евро


Opel Astra H club


Еврейские праздники


Новости

Начало / Об Израиле / Фотогалерея / Еврейские анекдоты /

«Надо ехать!» Анекдоты на вечную тему

 

Оперный театр. Дают «Евгения Онегина». В одном из первых рядов
сидит Рабинович с женой. Через некоторое время он засыпает.

Его расталкивает жена:

— Пока ты тут спишь, Ленский Онегину послал вызов.

— И что, он таки едет?

 

— Ребята, хватит уже об отъезде! Давайте лучше о бабах!

— Давайте… Раечка ещё не уехала?

 

— Рабинович, зачем вам в Израиль? Вам что, мало платят в нашей стране?

— Нет, платят хорошо.

— Работа не устраивает?

— Нет, вполне устраивает.

— С жильём плохо?

— Да нет, квартира хорошая.

— Так чего же тебе ещё надо, жидовская морда?!

 

Рабинович приходит в ОВИР и просит визу в Америку.

— Зачем вам туда?

— У меня там дядя. Я бы ему помог. Он глуховат и не может найти работу.

— Так пускай он приедет сюда!

— Да нет, я сказал «он глуховат», а не «глуповат».

 

Рабинович подал заявление на выезд. С работы его уволили, а визы не дают. Жить не на что. Тут приезжает в Одессу цирк. Гвоздь программы: дрессировщик суёт голову в пасть тигру-людоеду. Затем он предлагает сделать то же самое желающим из публики — за десять тысяч долларов. Рабинович выходит на арену и, весь дрожа, суёт голову в пасть. Потом вынимает её оттуда целой и невредимой. С удивлением смотрит на тигра и слышит его шёпот:

— Не думайте, будто вы — единственный еврей-отказник в этой стране.

 

— Папа, а что такое «пролетарский интернационализм»?

— Точно не знаю, сынок. Но ехать надо.

 

Попал Леонид Ильич Брежнев в авиакатастрофу. В крайне тяжелом состоянии его доставили в больницу. Необходимо переливание крови. Но в Кремле в тот день не было электричества, и вся консервированная кровь, хранившаяся в холодильниках, испортилась. А у Брежнева была очень редкая группа крови. Отправили гонцов по всей Москве. И, наконец, где-то на окраине города разыскали человека с нужной группой крови. Им оказался Хаим Рабинович. Взяли у него кровь и доставили в операционную. Перелили кровь. Прошло минут пятнадцать — Брежнев открывает один глаз, затем — второй, начинает причмокивать. Кто-то из членов Политбюро спрашивает:

— Ну, как, Леонид Ильич?

    Надо ехать!

 

В автобусе:

— У тебя билет есть?

— Нет. Сначала визу надо получить.

 

Василий Иванович объявил о своем намерении репатриироваться в Израиль:

— Да вот сидим, бывало, с Петькой, выпиваем, и я ему, шутейно так, говорю: «Что-то, Петька, слишком ты на еврея похож!» А он мне: «Да сам ты, Василий Иванович, жидовская морда!»… И так мне слова эти в душу запали!

 

Лучше иметь дальних родственников на Ближнем Востоке, чем близких — на Дальнем.

 

Советские евреи делятся на храбрых и отчаянных. Первые уезжают — вторые остаются.

 

— Сколько у нас всего евреев? — спрашивает Брежнев Косыгина.

— Миллиона три—четыре.

— А если мы всем им разрешим уехать, многие захотят?

— Миллионов десять—пятнадцать.

 

1982 год... Пик застоя... Железный занавес... На завод должна прибыть делегация сенаторов и конгрессменов из США, совершающая поездку по СССР и очень интересующаяся вопросами прав человека.

Директор завода с секретарем парткома обсуждают и планируют визит. На заводе все хорошо — завод работает, план выполняется... Но директора волнует, что на предприятии нет ни одного еврея. Секретарь парткома принимает решение и звонит секретарше: «Наденька, позовите ко мне передовика производства, члена парткома слесаря Иванова!».

Проходит 10 минут. Входит Иванов. Секретарь парткома: «Иванов! Немедленно бежишь в паспортный стол, начальник товарищ Никаноров уже ждет. И быстро получаешь новый паспорт на имя Рабиновича!». Иванов: «Вы шо!? Я — жидом!? Да не в жисть!». Секретарь парткома: «Хочешь партбилет на стол положить?!». Иванов уходит...

Прошло двое суток. Каждые полдня по заводу бродила американская делегация. И вот, в конце визита, с ехидным видом руководитель делегации говорит: «Все у вас хорошо — завод работает, план выполняется... Да вот нет у вас ни одного еврея!». Из-за спины директора выскакивает секретарь парткома. Секретарь парткома: «Наденька! Быстренько позовите сюда передовика производства, члена парткома слесаря Рабиновича!.. Что?!.. Как?!.. Как это «уже в Израиль уехал»?!!..»

 

В КГБ Рабиновича отговаривают ехать в Израиль:

— Думаете, вам там будет хорошо? Знаете, как говорится, хорошо там, где нас нет!

— Вот-вот. Я и еду туда, где вас нет!

 

В Тель-Авиве открылся новый супердорогой ресторан «Ностальгия». Чтобы попасть туда, надо отстоять огромную очередь, потом тебя пересаживают с места на место, обсчитывают, хамят, кормят несвежей, плохо приготовленной пищей, а напоследок презрительно бросают в спину:

— Не нравится — убирайся в свой Израиль, жидовская морда!

 

На пляже в Майами загорают два эмигранта:

— Толян, тебя на Родину не тянет?

— Ты, Вован, совсем свихнулся! Я тебе что — еврей?

 

Умирает старый русский:

— Ваня здесь?

— Здесь, здесь...

— Маша здесь?

— Здесь, здесь...

— И Вася здесь?

— И Вася здесь.

— Кто ж тогда в России остался?

.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
 
 

© 2017 «Lemek». При перепечатке материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика