+7(495) 921-22-65 (мн)

         


website clock часы на сайт

Оплата производится в рублях по курсу ЦБ+2% на день оплаты подробнее
Курс валюты: курс Доллара и Евро


Opel Astra H club


Еврейские праздники


Новости

Начало / Об Израиле / Фотогалерея / Еврейские анекдоты /

«Кто вам считает?!» О деньгах и гостеприимстве

 

Звонок от дальнего родственника, у которого Рабинович гостил на прошлой неделе:

— Изя, вы знаете, после вашего отъезда ведь мы недосчитались 10 рублей!

— Абрам, как вы могли такое подумать на меня! Мне не надо ваших 10 рублей!

— Да нет, все в порядке, Изя, мы их потом нашли. Но знаете, какой-то
неприятный осадок все же остался...

 

Яков звонит Абраму:

— Абраша, у меня есть для тебя 200 пар брюк. По 100 рублей пара.

Хорошо. Беру.

Абрам звонит Соломону:

— Шлёма, дорогой, есть партия из 200 брюк. Только для тебя — по 200 рублей пара.

— Хорошо, я беру.

Соломон звонит Моисею:

— Мойше, есть гешефт. 200 пар брюк всего по 300 рублей пара!

— Очень хорошо. Можно приехать посмотреть?

Моисей приезжает к Соломону и рассматривает брюки:

— Но у них у всех по одной штанине!

— Мойше, дорогой, эти брюки не носят. Их продают!

 

— Кацман, вы мне должны сто рублей ещё с лета. Когда вы, наконец, собираетесь мне их вернуть?

— Так, дайте-ка я посмотрю в своей записной книжке… Ага, Гуревич — вычеркнут, Рабинович — вычеркнут, Коган — есть. Вот видите, всё правильно: Когану — сто рублей. Всё в порядке, не беспокойтесь.

— Да, но когда же я получу свой долг?

— Не волнуйтесь, всему свой черёд.

Через пару месяцев:

— Кацман, наконец-то! И долго же мне ждать своих денег?!

— Так, обождите секундочку… Посмотрим: Гуревич — вычеркнут, Рабинович — вычеркнут, Коган — есть. Вот видите, вы — есть. У меня так и записано: Когану — сто рублей! Чего же вы горячитесь?

— Да плевать я хотел на ваши записи, Кацман! Гоните деньги!

— Знаете, что я вам скажу, Коган? Если вы будете мне грубить, я ведь вас тоже вычеркну!

 

— Спасибо вам, доктор. Вот вам три рубля за приём.

— Вообще-то, мой приём стоит десять рублей.

— Неужели? А мне сказали пять…

Старый еврей целыми днями сидит на базаре и торгует орехами.

— Покупаю стокилограмовый мешок орехов за сто рублей, —  рассказывает он соседу,  иду на базар и продаю их по рублю за килограмм. В итоге, имею сто рублей. 

— Ну и какой в этом смысл? 

— Люблю шорох орехов...

 

Рабинович показывает дачу, которую продает, супружеской паре:

— Давайте поступим следующим образом: вы назовете цену, за которую хотите приобрести дом, мы от души посмеемся, а потом поговорим о деле.

 

Рабинович разбогател и купил огромный дом. К нему пришел знакомый, и Рабинович водит его по своему новому особняку:

— Вот гостиная... Это спальня... Это мой кабинет... А в этой столовой могут одновременно обедать — не приведи Господь! — пятьдесят человек.

 

— Алло, это Одесса?

— А вы как думаете?

— Алло, это Рабинович?

— А что?

— Вы знаете, что в Нью-Йорке умер Ваш дядя?

— И всё мне?

— Вы знаете, сколько за ним долгов?

— Послушайте, куда вы звоните?

 

Хаим Рабинович и Сёма Кацман идут по улице. Вдруг Сёма поворачивается и говорит:

— Послушай, Хаим! А вот если у тебя было бы два «Мерседеса», ну таких, самых крутых, со всеми наворотами, знаешь, бар внутри и все такое — ты бы мне дал один?

— Сёмчик, дорогой! Сколько мы уже с тобой знакомы? Тридцать лет? Мы же с тобой друзья со школы. Так чего ты спрашиваешь? Конечно, если бы у меня было бы два таких «Мерседеса», один был бы точно для тебя.

Идут дальше. Опять Сёма поворачивается:

— А вот, Хаим, представь, что у тебя две шикарные яхты, совершенно одинаковые. Ты бы одну мне дал?

— Сёмчик, ну что ты задаешь такие вопросы? Мы же с тобой как братья, ты у меня свидетелем на свадьбе был, и на бармицве у моего сына, и вообще... Конечно, если бы у меня было бы две яхты, одну я тебе бы отдал.

Дальше идут. Вдруг опять Сёма поворачивается:

— А представь, Хаим, что у тебя было бы две курицы...

— Сёма, ну это уже нечестно. Ты ведь знаешь, что у меня есть две курицы.

 

Старый еврей дарит внуку ботинки:

— Возьми, Сёма, и носи аккуратно!

Через месяц Сёма прибегает к деду:

— Деда, твои ботинки порвались!

— Как, порвались?! Такую обувь испоганил! Мой отец эти ботинки десять лет носил, я — восемь лет носил, отец твой — шесть лет носил, а ты за один месяц уничтожил!

 

Вечер у Рабиновичей. Хозяйка подносит одной из дам тарелку с пирожными.

— Спасибо, я уже съела одно.

— Ну, допустим, не одно, а четыре, но кто вам считает?!

 

— Мойша, сколько будет семьдесят плюс пятьдесят?

— Рубль двадцать.

 

— Моня, дорогой, сколько лет, сколько зим! Может быть, по рюмочке коньячку за мой счёт?

— А почему бы и нет?!

— Ну, нет, так нет!

 

Умирает старый еврей и просит, чтобы ему напоследок принесли чашку кофе с двумя кусочками сахара. Приносят кофе. Еврей выпивает его с огромным наслаждением:

— Хотя бы перед смертью я получил то, о чем мечтал всю жизнь!

— Абрам, но разве ты не мог позволить себе чашечку кофе?

— Мог, но дома я пил кофе с одним кусочком сахара, а в гостях — с тремя.

 

Хоронят старого еврея. Он приказал родственникам, чтобы после его смерти к нему в гроб положили тысячу долларов из его сбережений. Родственники запихивают купюры в гроб, они вываливаются наружу, их снова засовывают обратно… Тогда подошёл старый раввин и спросил:

— Евреи, шо вы делаете?

— Он завещал положить ему в гроб деньги.

— Я говорю, шо вы делаете?! Выпишите ему чек!

 

Хоронят олигарха. Гроб стоит. Собрались друзья. Подходит к покойному Гусинский, достает портмоне, извлекает 200 $ и кладет в гроб. За Гусинским к гробу подходит Потанин, тоже достает портмоне и отсчитывает 200 $. Подходит Березовский. Достает чековую книжку, выписывает чек на 600 $, кладёт в гроб и забирает 400 $ наличными.

 

Еврейское местечко. Сидит на берегу озера бедный Мойша и ловит рыбу. К нему подходит 
богатый Аарон:
— Мойша, что ты делаешь?
— Да так, ничего. Ловлю рыбу.
— А ты продавай свою рыбу.
— А зачем?
— Будут у тебя деньги.
— А зачем?
— Наймешь работников, будут ловить тебе рыбу и продавать ее, у тебя будет прибыль, наймёшь 
ещё работников и разбогатеешь.
— А зачем?
— Тогда все будут работать за тебя, а ты сможешь ничего не делать.
— Так я этим и занимаюсь.

 

Ребе, у моей жены тяжёлые роды. Что делать?

Ребе смотрит в Талмуд, бормоча:

— Тяжёлые роды, тяжёлые роды… А, вот, нашёл! Возьми старые-старые штаны и брось их в печку.

— Ребе, неужели вы думаете, что это поможет?!

— Во всяком случае, не помешает.

 

— Берите хлеба, гости дорогие, намазывайте масло.

— Да мы и намазываем.

— Нет, это вы накладываете, а вы намазывайте, намазывайте…

 

«Новый русский» приходит к старому еврею:

— Папа, дай денег!

 

— Рабинович, одолжите 100 рублей?

— Хорошо, а у кого?

 

Возле банка сидит еврей и торгует семечками. К нему подходит другой еврей и говорит:

— Мойша, дай взаймы десять рублей.

— Не могу. У меня с банком договор — я кредиты не даю, а они семечками не торгуют.

 

Отощавший араб плетётся по пустыне. Вдруг он видит невдалеке еврея, сидящего за столиком, на котором разложены галстуки.

Я умираю от жажды. Дайте воды!

У меня нет воды. А галстук не хотите? Недорого уступлю. Вот этот, например, просто идеально вам подойдет …

Зачем мне твои паршивые галстуки?! Я хочу пить!

Ну, что ж: нет, так нет. Но я вам дам совет. Километрах в пяти отсюда есть замечательный ресторанчик. Вон за тем холмом. Там сколько угодно воды.

Араб направился по направлению, указанному евреем, и вскоре его одинокая фигура исчезла за барханами. Через несколько часов он вернулся, едва держась на ногах, и повалился на землю.    

— Неужели не нашли? — поинтересовался еврей.

— Нашёл, — прохрипел араб. — Твой брат не впускает без галстука!

 

Старый еврей купил лотерейный билет. Вечером вся семья собирается за столом и начинает мечтать:

— Вот выиграем легковой автомобиль!.. В воскресенье поедем за город. Кругом птички поют, цветы растут…

— Возьмём с собой бабушку, дедушку и Моню с собой возьмём…

— Как Моню?! Он же не отдал три рубля за мясо!

— Моня, выйди из машины!

 

— Хаим, ты кем работаешь?

— Я не работаю.

— А что ты делаешь?

— Ничего.

— Да.. Ну и занятие…

— Зато, какая конкуренция!

 

В магазин приходит маленький Мойша. Протягивает банку продавщице.

— Мне три литра мёда.

Та наливает полную банку.

— А папа завтра придёт и заплатит.

— Ну, нет, — забирает у него банку продавщица и выливает обратно мёд. Мойша выходит на улицу и заглядывает в банку:

— Папа был прав, тут хватит на два бутерброда.

 

Умер старый Рабинович. Вскрыли его завещание, читают: «Дочке моей, Сарочке, оставляю 100 тысяч долларов и дом. Внучке моей, Ривочке, оставляю 200 тысяч долларов и дачу. Зятю моему, Шмулику, который просил упомянуть его в завещании, упоминаю: привет тебе, Шмулик!..»

 

— Наш Моня Рабинович таки поменял пол!

— Уй! Говорят, такие операции стоят бешеных денег!

— Да ну шо вы! Шо такое несколько квадратных мэтров дубового паркета при его-то деньгах?..

 

Ужин в еврейской семье. Вдруг со стола падает вилка. Папа Абрам с трудом на лету ловит вилку и с облегчением:

— Ну, слава Богу, никто не придет.

В этот момент забегает дочка...

— Папа! Мама! Тетя Caра застряла в лифте.

 

Страховой агент уговаривает клиента застраховаться:

— Если, к примеру, вы сломаете руку, то получите двести рублей. Сломаете ногу — триста. А уж если вам посчастливится сломать хребет… Ну, тогда вы — богач!

 

— Лазарь, что случилось? На тебе прямо лица нет!

— Представляешь Фима, вышел я сегодня погулять и вдруг вижу: лежит пачка 100-долларовых купюр в фирменной упаковке. Ну, поднял я её, понёс домой, но чувствую, что-то мне на душе неспокойно. Пришел, пересчитал… Так и есть — одной не хватает!

 

— Абрам, где вы берёте деньги?

— В тумбочке.

— А кто их туда кладёт?

— Сара.

— А Сара где берёт деньги?

— У меня.

— А вы где берёте деньги?

— Я же вам говорю: в тумбочке!

 

В Бердичеве на одной улице четыре портняжных лавки. На первой надпись: «Лучший портной в России». На второй: «Лучший портной в Европе». На третьей: «Лучший портной в мире». На четвертой: «Лучший портной на этой улице».

 

Владелец магазина Коган посылает телеграмму фабриканту Зильберману:

«Ваше предложение принимаю. С уважением, Коган».

Телеграфистка советует:

— «С уважением» можно вычеркнуть.

— Откуда вы так хорошо знаете Зильбермана? — удивился Коган.

 

Сидят двое нищих. Перед каждым из них шляпа и надпись. У одного: «Подайте бедному еврею», у второго: «Подайте бедному арабу». Шляпа первого пуста, а в шляпе второго куча денег. Прохожий подходит к еврею, кидает рубль и говорит:

— Слушай, смени надпись, иначе останешься голодным.

Когда прохожий ушёл, еврей повернулся к своему соседу и сказал:

— Ты понял, Изя? Этот человек будет учить нас коммерции!

 

Мойша купил за сто долларов осла у старого крестьянина. Крестьянин должен был привести 
ему осла на следующий день. Крестьянин пришел, как договаривались, но без осла.
— Простите, но осел подох.
— Ну, тогда верните мои сто рублей.
— Не могу, я уже их потратил.
— Хорошо, тогда просто оставьте мне осла.
— Но что вы будете с ним делать?
— Я разыграю его в лотерею.
— Но вы не можете разыграть в лотерею дохлого осла!..
Месяцем позже крестьянин встретил Мойшу:
— Что случилось с тем дохлым ослом?
— Я разыграл его, как и говорил. Я продал пятьсот лотерейных билетов по два рубля и получил 
898 рублей прибыли.
— И, что, никто не возражал?
— Только тот парень, который выиграл осла... Ну, так я просто вернул ему его два рубля!
 
Абрам встречает своего старого знакомого Мойшу и говорит:
— Мойша, хочешь купить у меня за полцены крупную партию брюк? Последний писк моды!
Услышав «за полцены» и «последний писк моды», Мойша, не раздумывая, покупает партию, но 
через некоторое время замечает, что у всех брюк только одна штанина. Сгорая от возмущения, он 
прибегает к Абраму и орет:
— Ты что мне продал? Их же невозможно носить!
— Мойша, ты не забывай, что я тебе их продал всего за полцены!
Через несколько дней Мойша встречает Изю и точно так же сбагривает ему всю партию. Затем 
Изя продает ее Срулю, Сруль — Соломону, Соломон — Хаиму... В течение эти брюки переходили 
от одного еврея к другому, пока один из них не решил проверить товар:
— Шмулик, что это за брюки?! Кому я их продам?!
— Как это не продашь? Да за два года на них разбогател весь квартал!

 

Абрам пришел поздно вечером к Мойше в гости. Сидят, разговаривают. Хозяин предлагает:
— Давай свет выключим. Мы и так друг друга услышим, и электричество зря жечь не будем.
Мойша согласился.
Через час Мойша собрался уходить. Абрам встал, чтобы включить свет и проводить гостя:
— Подожди, Абрам, дай сначала одеться — я штаны снял, чтобы зря не протирать.

 

Телеведущий:

— Господин Голдберг, расскажите, как вы стали миллионером.

— Ну, я когда я впервые попал в Америку, у меня было 10 центов. Я купил на них два яблока, вымыл их и продал по 10 центов каждое.

— А потом?

— Потом на эти деньги купил четыре яблока, вымыл и продал по десять центов каждое.

— А потом?

— А потом умер мой дядя и оставил мне в наследство миллион долларов.

 

— Изя, ты уже устроился?

— Нет, работаю пока...

.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
 
 

© 2017 «Lemek». При перепечатке материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика